Быстрая навигация: » » Страховой стаж реабилитированных граждан будет рассчитываться по новым правилам

Страховой стаж реабилитированных граждан будет рассчитываться по новым правилам

Мария Шувалова

Страховой стаж реабилитированных граждан будет рассчитываться по новым правилам
Действующее пенсионное законодательство не гарантирует полного восстановления пенсионных прав лиц, необоснованно привлеченных к уголовной ответственности и впоследствии реабилитированных. К такому выводу пришел КС РФ, изучив существующий порядок расчета страхового стажа, не позволяющий включать в него периоды, в течение которых такие лица были отстранены от должности или работы по причине уголовного преследования (Постановление КС РФ от 19 ноября 2015 г. № 29-П; далее – Постановление).

На сегодняшний день в страховой стаж, который, напомним, учитывается при определении права на страховую пенсию и при расчете ее размера, включаются периоды работы и иной деятельности, выполнявшейся на территории РФ, при условии, что за эти периоды уплачивались страховые взносы в ПФР (ч. 1 ст. 11 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ "О страховых пенсиях"; далее – закон о страховых пенсиях). Также в страховой стаж засчитываются иные периоды, в частности период прохождения военной службы, ухода за ребенком до достижения им возраста полутора лет, получения пособия по безработице, содержания под стражей лиц, необоснованно привлеченных к уголовной ответственности, необоснованно репрессированных и впоследствии реабилитированных, период отбывания этими лицами наказания в местах лишения свободы и ссылке и др. (п. 5 ч. 1 ст. 12 закона о страховых пенсиях).

НАША СПРАВКА

Страховая пенсия – ежемесячная денежная выплата в целях компенсации застрахованным лицам заработной платы и иных выплат и вознаграждений, утраченных ими в связи с наступлением нетрудоспособности вследствие старости или инвалидности (ст. 3 закона о страховых пенсиях).

Реабилитация – порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда (п. 34 ст. 5 УПК РФ). Право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах (ч. 1 ст. 133 УПК РФ).

Данные положения закона о страховых пенсиях, вступившего в силу с 1 января 2015 года, дословно воспроизвели правило определения страхового стажа, закрепленное в п. 1 ст. 10 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (далее – закон о трудовых пенсиях). Именно на основании проверки этой нормы по обращению гражданина Н.К. Шматкова (далее – заявитель) КС РФ вынес Постановление, признав ее не соответствующей Конституции РФ. Напомним, что с 1 января 2015 года закон о трудовых пенсиях не применяется, за исключением ряда норм, которые регулируют исчисление размера трудовых пенсий и используются для определения размеров страховых пенсий, в части, не противоречащей закону о страховых пенсиях. 

ФАБУЛА ДЕЛА

26 января 1995 года заявитель был отстранен от должности с приостановкой выплаты заработной платы на основании постановления следователя о возбуждении в его отношении уголовного дела. Предварительное следствие и судебное разбирательство длились с 17 января 1995 года по 25 августа 2006 года, под стражей заявитель содержался с 3 апреля 1998 года по 17 мая 1999 года. 16 октября 2006 года вступил в силу оправдательный приговор суда – заявитель был оправдан в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, и за ним было признано право на реабилитацию. Проведенное под стражей время было включено в общий трудовой стаж заявителя, причем в тройном размере, и учтено при назначении заявителю трудовой пенсии по старости (согласно ст. 94 действовавшего на момент содержания заявителя под стражей Закона РФ от 20 ноября 1990 г. № 340-I "О государственных пенсиях в Российской Федерации"). Также к трудовому стажу были отнесены те промежутки времени, в течение которых гражданин не работал в связи с отстранением от должности по причине ведущегося в его отношении уголовного преследования до вступления в силу закона о трудовых пенсиях. Однако период с 1 января 2002 года и до момента ликвидации организации-работодателя заявителя (28 января 2004 года), в течение которого заявитель также не работал по указанной причине, не был учтен при расчете страхового стажа, поскольку в законе о трудовых пенсиях отсутствует указание на необходимость его учета. Заявитель посчитал, что это нарушает его право на реабилитацию и обратился в КС РФ.


КС РФ отметил, что с момента вступления в силу закона о трудовых пенсиях (с 1 января 2002 года) и по сегодняшний день право на пенсию по старости стало зависеть от наличия страхового стажа, а не общего трудового, а размер пенсии – от суммы страховых взносов и иных поступлений в ПФР (абз. 4 п. 3.1 Постановления). При этом некоторые нестраховые периоды, в том числе период содержания под стражей лиц, необоснованно привлеченных к уголовной ответственности и впоследствии реабилитированных, период отбывания наказания этими лицами в местах лишения свободы и в ссылке, включаются в страховой стаж. Положения же об учете в страховом стаже времени, в течение которого гражданин не работал вследствие отстранения от должности в связи с уголовным преследованием, если в его отношении были предприняты иные меры пресечения, кроме содержания под стражей, нет ни в законе о трудовых пенсиях, ни в законе о страховых пенсиях.

При этом отстранение гражданина от должности в связи с уголовным преследованием не прекращает трудовых отношений между ним и работодателем, а только лишь приостанавливает выполнение обеими сторонами обязанностей по трудовому договору. Такое регулирование позволяет лицу в случае вынесения ему оправдательного приговора или приговора, не мешающего выполнению работы, вернуться к исполнению своих обязанностей, подчеркнул КС РФ (абз. 4 п. 3.2. Постановления). 

Как подтвердить периоды работы, в том числе не по трудовым договорам, узнайте из материала "Документы, подтверждающие страховой стаж" Домашней правовой энциклопедии интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите бесплатный доступ на 3 дня!
Получить доступ

В то же время, поскольку начиная с 1 января 2002 года право на пенсию граждане получают только при условии уплаты страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, а объектом обложения страховыми взносами являются начисляемые работнику выплаты в рамках трудовых отношений, получается, что в период временного отстранения работника от должности его пенсионные права не формируются, так как зарплата ему не выплачивается. Таким образом, восстановление пенсионных прав лица, незаконно или необоснованно привлеченного к уголовной ответственности и впоследствии реабилитированного, в отношении которого не избиралась мера пресечения в виде содержания под стражей, по существу, возможно лишь применительно к периоду до 1 января 2002 года, отметил Суд. Это является нарушением права на возмещение государством вреда, причиненного гражданину незаконными действиями органов государственной власти или их должностных лиц (ст. 53 Конституции РФ), и ограничивает его право на социальное обеспечение (ч. 1-2 ст. 39 Конституции РФ).

В связи с этим федеральный законодатель должен определить порядок учета в страховом стаже реабилитированного лица периода отстранения его от должности в связи с уголовным преследованием, заключил Суд. До внесения соответствующих поправок в законодательство весь период, в течение которого гражданин не работал по указанной причине, должен включаться в страховой стаж аналогично тому, как в него включается период содержания лица под стражей.

Похожие новости

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.