Быстрая навигация: » » Неоднозначное письмо, или Еще раз о признаках нормативного акта

Неоднозначное письмо, или Еще раз о признаках нормативного акта

Неоднозначное письмо, или Еще раз о признаках нормативного акта

Полонский Борис

Заслуженный юрист России

специально для ГАРАНТ.РУ

В 2010 году перечень нарушений, являющихся основанием для аннулирования аттестата кадастрового инженера, был расширен – причем на уровне подзаконного акта (письмо Минэкономразвития России от 27 июля 2010 г. № 13293-ИМ/Д23 "Об основаниях аннулирования квалификационного аттестата кадастрового инженера"; далее – Письмо). Законность такого акта вызвала сомнения у ВС РФ – узнаем, к каким выводам пришел Суд.

 

Предыстория вопроса

Кадастровый инженер решением комиссии по аттестации кадастровых инженеров был лишен квалификационного аттестата на занятие кадастровой деятельностью за допущенные нарушения в оформлении соответствующих документов. При этом основанием аннулирования аттестата послужили грубые нарушения требований, которые предъявляются законом к кадастровым актам (Федеральный закон от 24 июля 2007 г. № 221-ФЗ "О государственном кадастре недвижимости"; далее – закон о кадастре).

Заявитель, не согласившись с принятым решением, обжаловал его в суд. Он указал, что оформленные им документы не содержат нарушений, которые законом о кадастре отнесены к грубым. Требования кадастрового инженера судом были отклонены со ссылкой, в частности, на  Письмо, которым перечень грубых нарушений, содержащийся в ст. 29 закона о кадастре, был расширен.

Заявитель обратился в ВС РФ с требованием о признании недействующим Письма как нормативного правового акта, нарушающего его права и противоречащего федеральному законодательству.

 

Рассмотрение дела ВС РФ 

Минэкономразвития России исходило из того, что Письмо не носит нормативно-правовой характер, а является разъяснением вопросов, возникших в практике применения соответствующих норм закона о кадастре. Поэтому вопрос о государственной регистрации данного документа в Минюсте России и его официальном опубликовании не ставился.

В такой ситуации Суд должен был, в первую очередь, решить вопрос, является ли оспариваемый документ нормативным правовым актом или нет. Трудности, возникающие при этом, были вызваны тем, что в отечественном законодательстве не содержится понятия нормативного правового акта. Минюст России рекомендует использовать критерии нормативного акта, закрепленные в Постановлении Госдумы от 11 ноября 1996 г. (приказ Минюста России от 4 мая 2007 г. № 88 "О подготовке нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти").

В этом постановлении, в частности, указано, что в юридической доктрине принято исходить из определения нормативного правового акта как письменного официального документа, принятого (изданного) в определенной форме правотворческим органом в пределах его компетенции и направленного на установление, изменение или отмену правовых норм. В свою очередь, под правовой нормой принято понимать общеобязательное государственное предписание постоянного или временного характера, рассчитанное на многократное применение.

В 2007 году Пленум ВС РФ выделил существенные признаки, характеризующие нормативный правовой акт:



издание акта в установленном порядке управомоченным органом государственной власти, органом местного самоуправления или должностным лицом;



наличие в нем правовых норм (правил поведения), обязательных для неопределенного круга лиц, рассчитанных на неоднократное применение, направленных на урегулирование общественных отношений либо на изменение или прекращение существующих правоотношений (п. 9 Постановления ВС РФ от 29 ноября 2007 г. № 48 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части").

Такой же позиции придерживался Пленум ВАС РФ (п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. № 58 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении арбитражными судами дел об оспаривании нормативных правовых актов").

После признания Письма нормативным правовым актом Суд рассмотрел не менее важный вопрос: соответствует ли содержание данного документа закону о кадастре. Сопоставив текст п. 4 ч. 7 ст. 29 закона о кадастре, в котором изложены основания лишения кадастрового инженера аттестата, и соответствующие положения Письма, суд пришел к выводу, что перечень грубых нарушений расширен за счет указания в Письме других нарушений, которые также могут рассматриваться в качестве грубых. Таким образом, суд установил, что оспариваемое Письмо не соответствует федеральному закону как акту, имеющему большую юридическую силу.

Расширение перечня грубых нарушений, которые были выявлены в оформленных инженером документах и явились основанием аннулирования аттестата, привело к нарушению прав кадастрового инженера. В результате, его лишили аттестата, что повлекло за собой запрет на занятие кадастровой деятельностью (ч. 1 ст. 29 Закона о кадастре).

Основываясь на этом, Суд признал Письмо недействующим и запретил использовать его на практике (Решение ВС РФ от 10 июля 2014 г. № АКПИ14-735).

После выхода Письма в свет начала складываться практика применения его органами кадастрового учета. Появились и судебные споры, связанные с аннулированием аттестата кадастровых инженеров по новым основаниям, внесенным Письмом. Но единой правоприменительной практики по этим делам не сложилось.

По некоторым делам суды руководствовались Письмом, придавая ему нормативно-правовой характер, и отказывали в требованиях о признании лишения аттестата неправомерным (апелляционное определение СК по гражданским делам ВС Республики Карелия от 12 ноября 2013 г. по делу № 33-3244/2013, апелляционное определение СК по гражданским делам Астраханского областного суда от 17 октября 2013 г. по делу № 33-2944/2013, апелляционное определение СК по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 9 октября 2013 г. по делу № 33-6455/2013). Однако нередко суды не соглашались с расширительным толкованием закона и признавали аннулирование аттестата незаконным указывая, что основания для этого могут быть установлены только законом о кадастре, но не Письмом.

В связи с этим, представляется целесообразным предусмотреть меры по предупреждению отрицательных последствий применения нормативных правовых актов, законность которых в настоящее время оспаривается в суде. Прежде всего, следовало бы размещать информацию о принятых к производству заявлениях о признании недействующими конкретных нормативных правовых актов на сайтах судов, а также в информационно-правовых системах (при получении соответствующей информации из судов).



Полонский Борис,
Заслуженный юрист России

Все записи автора
Все авторы

Похожие новости

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.